Феномен Русского кокошника или древнее НЛП наших предков ↓

0 +

Современный человек иногда устает от бешенной гонки за модой, пестрого фаст-фэшн, навороченных гаджетов и прочих актуальных атрибутов успешности. В эти краткие минуты, глядя на какую-нибудь милую березку на обочине Рублево-Успенского шоссе, в человеке просыпается его психо-генетическая память, и вдруг хочется бросить все и уехать в тихую деревеньку за чем-то очень личным и сокровенным… Но тут загорается зеленый и мы мчимся дальше, а душа, всхлипнув мыслью об отпуске на Корсике, снова забивается в дальний уголок нашего существа.

Время летит, а внутренний ребенок все же просит чего-то простого и радостного, такого, как праздник Масленницы, с блинами, икрой и возможностью нарядиться в Русскую красавицу, как с полотен Маковского, в кокошнике и сарафане. Примерить, пусть и веселья ради, старинный и глубокий образ женственности и покоя наших прапрабабушек. Недаром в глянцевых журналах в фотоотчетах с проведенных светских мероприятий, то и дело мелькают наряженные Василисами светские львицы.

А между тем, Русский Кокошник в представлении многих современных граждан – это картонно-пластиковое изделие из сувенирной лавки для туристов или из набора костюма Снегурочки для детского или эротического выступления. И это неудивительно, ведь мало кому приходилось видеть своими глазами подлинные старинные образцы Русских головных уборов, настоящих произведений искусства, поражающих сложностью исполнения, красотой и гармоничными формами.

Что же такое за чудо, Русский Кокошник, повойник, венец, коруна, борушка ? Сколько тайных смыслов кроется в одних только названиях этих, практически потусторонних, сказочных предметах? В этой статье я немного расскажу о необычном назначении старинных головных уборов и поделюсь с читателем собственным опытом, полученным в процессе изготовления реплик и авторских образцов.

Начну с того, что многие русские головные уборы и предметы одежды полностью меняют пропорции и силуэты человеческого тела. В этом русский наряд очень близок к восточному. Но, даже японское кимоно, вкупе со сложными прическами и гримом, не сравнится с нашим , 63- сантиметровым Новгородским кокошником, дополненном душегреей и сарафаном.

Если заменить традиционный русский узор, на проводки и кнопки, а ткани на таком убранстве заменить на металлизированную фольгу, то перед нами вместо русской красавицы возникнет некое инопланетное существо в поразительном скафандре! Меня поражает фантазия наших предков, в изобретении причудливых форм головных уборов, которым позавидует и современный создатель фантастических фильмов про инопланетян! Где они могли такое увидеть?

Некоторые русские кокошники имели вид удлиненной торпеды и достигали в высоту до 60 сантиметров, при росте тогдашних женщин в среднем 135 – 150 сантиметров. А «размах крыльев» некоторых образцов доходил до 65 сантиметров, при такой же высоте. Сама одежда также состояла из широких сарафанов, пышных рубах с рукавами до земли, широких пирамидальных душегрей, дополнительных элементов различного назначения и самых удивительных форм.

Надевая такой кокошник и традиционный костюм, даже самая хрупкая и миниатюрная женщина уже не выглядела маленькой и беззащитной, она превращалась в роскошную двухметровую колонну из сложных геометрических силуэтов, оформленных яркой вышивкой, золотым шитьем, жемчугом, парчой, атласом! Именно так она превращалась в царицу, божество, символ могущественной женственности и олицетворяла спокойную веру в стабильность и продолжение рода. Любая простушка превращалась в сказочную красавицу, достойную восхищения и любви.

Конечно, менялось и поведение самой девушки. В таком наряде она самодостаточна, спокойна, уверена в себе. Меняется осанка, походка, взгляд. Многие художники уловили этот взгляд, и перенесли образ русской женщины на полотна, которыми мы восхищаемся и по сей день!

Русский костюм зачастую был безразмерным, что позволяло женщине прекрасно выглядеть и во время беременности, и в случае прибавке в весе. В те времена еще не существовало таких жестких канонов красоты, а уж о проблеме целлюлита никто и не догадывался!

Очень интересный эксперимент провели сотрудники одного исторического музея. Для фотосессии к изданию о истории костюма пригласили скромных сотрудниц музея примерить старинные наряды. Обычные женщины, облачившись в сарафаны и кокошники, моментально превратились в красавиц! Изменилось буквально все! И блеск глаз, и выражение лица, и осанка. Сравнив после свои фото в старинных костюмах и в обычной жизни, женщины, и даже их коллеги и родственники, отметили, что их совершенно невозможно узнать! Именно поэтому русские женщины гарантировано находили себе супруга и считались самыми красивыми!

Но русский традиционный костюм и особенно кокошник, несли в себе не только декоративную функцию. Это был своеобразный артефакт, магический предмет, амулет, оберег, принадлежавший не только женщине, а всему ее роду, и нес в себе много тайной зашифрованной информации. Начнем с того, что костюм и головной убор изготавливался к определенному важному событию в жизни женщины, например к свадьбе. Зачастую девушки сами шили себе подвенечный наряд и делали головной убор, или им выполняли его самые близкие родственницы, или же он доставался по наследству. Такие вещи практически никогда не покупали. А все потому, что во время

изготовления таких вещей проводили специальные обряды, при работе читали заклинания или молитвы, в изделия вшивали некие «предметы силы». На изготовление кокошника у рукодельницы уходило до года. Сшить и декорировать рубаху, сарафан, душегрею, было также очень нелегко. Все то время, что девушка шила себе подвенечный наряд, она вкладывала в него свои мыслеформы о счастливой семейной жизни, желала сама себе всего самого доброго и хорошего. Таким образом, она не только получала красивый наряд, но и программировала свое подсознание, а изготовленный кокошник, выражаясь современным термином из психологии, был своеобразным «якорем» для нее.

Наряды делали не только к свадьбе, но и ко всем важным событиям в жизни, вплоть до покупки дорогого имущества или предстоящего путешествия. Очень распространены были обережные пояса, около трех метров длинной, с вытканной молитвой или пожеланием. Этими поясами подпоясывались под сарафаном. Замкнутый круг, вкупе с нанесенным заклинанием или молитвой, имел большую защитную силу. А более того, он вызывал в сознании владельца уверенность и спокойствие.

Долгий и кропотливый процесс изготовления с параллельным программированием своего сознания позволял женщине добиться больших успехов в различных сферах своей жизни. Здесь мы видим не что иное, как нейро-лингвистическое программирование и самогипноз.

Такими же волшебными свойствами наделялись украшения. Например, для благополучного деторождения носили янтарные бусы и бусы из раковин каури. Огромную силу имел жемчуг. В северных регионах России, в реках обитал моллюск жемчужница, полностью истребленный ныне. Кокошники, нагрудные украшения, поручни и другие предметы одежды, щедро украшались огромным количеством жемчужин и битого перламутра. Считалось, чем больше жемчужных шишаков украшают кокошник, тем плодовитее, богаче и счастливее его хозяйка.

Узоры на одежде и головных уборах также неслучайны. Многие из них представляют собой древние славянские символы, знаки славянских богов, оберегающих владельца. После принятия крещения на Руси их все равно продолжали наносить на одежду и украшения, несмотря на запреты христианской церкви. Например, просватанной девушке, в дополнение к девичьей повязке, на макушку всегда клали защитный круг со знаком Рода, главного славянского бога, оберегавшего молодую от темных сил.

Каждый элемент костюма женщины не был просто декоративным или прикрывающим тело изделием, это был оберег, дающий хозяйке защиту и привлекающий удачу в ее жизнь.

Большое значение уделялось волосам женщины, олицетворяющим жизненную силу. Замужним женщинам – хранительницам очага и продолжательницам рода, их полагалось закрывать от посторонних взглядов, чтобы не сглазили счастье и благополучие семьи. Именно поэтому все их головные уборы надежно закрывали волосы своей хозяйки. После свадьбы в праздничные дни женщины носили богато украшенные кокошники, шитые золотом повойники и борушки – мягкие шапочки из бархата, парчи, атласа или же плотно расшитые золотной нитью. Борушка отличалась от повойника фасоном – на затылке она была приподнята за счет особого кроя. Часто поверх кокошника надевали фату – огромное полотно легкой ткани с богатым декором вышивкой и кружевом. На повойник или борушку сверху могли надеть расшитую золотой нитью шаль или нарядный платок. Распространенным был также головной убор сорока – нарядная имитация завязанного на голове платка. В менее праздничные дни женщины носили платки, повойники, борушки более скромно декорированные.

Молодые незамужние девушки носили девичьи повязки из бархата, парчи, атласа с богатым

декором золотой нитью, жемчугом, канителью, бисером. На свадьбу сверху на повязку надевали жемчужный венец или коруну, который крепился к повязке плотным сцеплением, благодаря нашитому толстому шнуру. Многослойная конструкция головного убора включала в себя поднизь – ажурный элемент из мелкого жемчуга, бисера или бахромы, спускающийся на лоб. Волосы заплетались в косу, красиво оформленную атласными лентами. Обязательным элементом был косник или накосник – богатое украшение, закрывающее самый кончик девичьей косы. На него обязательно наносились охранные символы, часто в косник вшивался ладан.

В разных регионах России фасоны головных уборов существенно отличались. По форме головного убора можно было легко определить, откуда родом женщина.

Очень интересно, за счет чего кокошник держал свою форму. Внутри огромных кокошников находился каркас из бересты – легкого и прочного материала. Кроме того, береза олицетворяла женское начало и продолжение рода, в славянской мифологии это было дерево богини любви Лады, так что береста несла в себе еще и некую магическую функцию.

Древнейшим исконно русским способом оформления кокошников и украшений было так называемое «сажение по бели». Бель – это льняной шнур белого или светло-серого цвета, который нашивали на фон изделия, чаще в два ряда по контуру узора. Затем сверху на шнур крепился – «сажался» жемчуг, предварительно нанизанный на тонкую шелковую, льняную нить или конский волос. Таким образом, узор получался объемным. Работа по созданию таких изделий была трудоемкая и кропотливая, пришивалась каждая жемчужина. Часто кокошник или венец делали ажурным, когда прорезали фон, после крепления бели.

В 19 веке очень распространено было золотое шитье драгоценной или мишурной нитью. Для создания золотой нити слиток золота расплющивали и прокатывали между валами, создавая сначала тончайшую фольгу, которую далее нарезали на тонкие нити. Часто золото навивали на шелковую нить для толщины и крепости.

Чтобы пришить золотую нить к фону, ее выкладывали параллельно рисунку и закрепляли другой нитью, обычно желтой или цветной шелковой. Чтобы рисунок получился объемным, из бересты вырезали элементы узора, размещали их на фон изделия и обшивали золотой нитью. Декор мог дополняться золотыми или мишурными блестками, обшивался по контуру золотым или цветным шнуром. Эта работа требовала огромного терпения и кропотливого многомесячного труда для создания одного изделия. Много произведений искусства было создано в монастырях. При

выполнении вышивки монахини читали молитвы и вносили в создаваемое украшение частичку своей души.

На одном антикварном аукционе мне посчастливилось приобрести такой повойник, полностью расшитый золотой нитью, да еще и в идеальном состоянии. Он был похож на золотой шлем. Взяв в руки свою «добычу», я не могла поверить, что вышивка произведена вручную – настолько ровными и идеальными были стежки. Меня также поразил размер головного убора – он мог подойти только ребенку, хотя предназначался для взрослой замужней женщины. Усадка исключалась, так как он был полностью в плотном золотом узоре.

Другим интересным экспонатом моей коллекции стала борушка из Вологды – мягкая шапочка, расшитая во фронтальной части золотым шитьем по бересте, а на затылке был выполнен объемный славянский узор серебристой нитью по тканевой основе. Борушка была немного потрепанная, поэтому явно можно было рассмотреть кусочки бересты под золотым шитьем и тканевую набивку затылочного узора. Размер борушки был еще меньше, чем у золотого повойника! Она с трудом налезала на мою пятилетнюю племянницу!

Однажды я приобрела бархатный венец из Московской губернии 19 века. Он оказался с секретом! Я решила немного его отреставрировать, заменить потертую подкладку. Под подкладкой обнаружилась картонка, вырезанная из похвального листа-грамоты почетному работнику образования того времени! А под картонкой был еще один «культурный слой». Видимо мой венец был значительно старше, чем я думала, и его уже реставрировали несколько раз, нашивая новую картонку для плотности и новую подкладку!

Каждый старинный кокошник – это удивительный живой посланник от женщин прошлого! Реставрируя такую вещь, я чувствую присутствие древней мастерицы, с которой я работаю в тандеме, но спустя 150-200 лет!!!

Больше всего меня привлекают старинные венцы и кокошники Русского Севера – Архангельской губернии, украшенные, ныне полностью истребленным, пресноводным жемчугом северных рек. Я решила создать нечто похожее. На первый венец у меня ушло более 80 часов работы, хотя он был довольно простой. В процессе создания мозг отключается, мысли останавливаются, все мое существо впадает в медитативное состояние, в котором приходят озарения и глубинное понимание сути наболевших проблем и проблемы после этого решаются сами!!!

Только создав такую вещь, я поняла, что представлял собой венец или кокошник для русской женщины: это универсальный прибор трансформации своей судьбы! Мастерица вшивала в головной убор свои мыслеформы, представляя свою счастливую жизнь, или счастье своей родственницы, для которой предназначался убор. Получалось что-то наподобие чудотворной иконы, предназначенной для конкретной женщины и ее рода, ведь такие вещи передавались по наследству!

В настоящее время у меня собралась коллекция головных уборов сделанных мною и отреставрированных старинных; костюмов и украшений - старинных и современных.

Многие считают бессмысленным иметь традиционный народный костюм, ведь такие вещи давно никто не носит. Но, все знают, что одна из самых развитых стран современного мира, это Япония. А в Японии свято чтят традиции и память предков. У каждого, уважающего себя японца, есть традиционный костюм – кимоно, который стоит огромных денег. Конечно, такие вещи не носят каждый день, их могут надеть всего несколько раз в жизни и передать по наследству детям. Именно традиции, как связующая нить между поколениями, делает нацию духовно развитой и сильной. Сейчас в Российском образовании активно внедряют предметы по духовно-нравственному и патриотическому воспитанию молодежи, а изучение истории народного костюма очень гармонично вписывается в такую образовательную программу и восстанавливает утраченные связи между поколениями!

Руководитель проекта

«Музейная Мастерская Русского Кокошника и традиционного народного костюма»

Владлена Гринблат

MODA.RU

07 июля 2018

Комментариев: 0
Уровень гламура: 341

Фотографии